Вы здесь: Главная > Архив > Страницы литературного Ставрополья («Кавказский пленник» А.С.Пушкина, М.Ю. Лермонтова и Л.Н.Толстого): краеведческий факультатив

Страницы литературного Ставрополья («Кавказский пленник» А.С.Пушкина, М.Ю. Лермонтова и Л.Н.Толстого): краеведческий факультатив

«Для учащихся 4 – 5 классов

 dvadcat-kartin-lermontova_11Оформление:   книжная выставка «Здесь ореол великой славы», на которой представлена литература о пребывании А.Пушкина, М.Лермонтова и Л.Н.Толстого на Кавказе 

 

      Сегодня, на заседании клуба «Почемучка» мы поговорим о тех удивительных людях, которые в свое время открывали Кавказ своими произведениями: стихами, поэмами, рассказами, повестями. Когда-то Белинский писал: «Кавказ сделался для русских заветною страною не только широкой, раздольной воли, но и неисчерпаемой поэзии, страною кипучей жизни и смелых мечтаний». Александр Сергеевич Пушкин, Михаил Юрьевич Лермонтов, Лев Николаевич Толстой — «три великих кавказских пленника» — так их называют сейчас. А.С.Пушкин называл Кавказ «…новый для меня Парнас»,              Р.Гамзатов писал о Лермонтове: «Две вершины украшают Кавказ: Эльбрус и Казбек, но главная вершина – Лермонтов», Толстой говорил: «На Кавказе я стал думать так, как только раз в жизни люди имеют силу думать…». Почему Кавказ оставил в их жизни такой неизгладимый след, почему именно они — «кавказские пленники»? Об этом мы с вами сегодня и поговорим.

Но сначала послушаем:

«Было время, когда вся Россия чутко прислушивалась к гулу орудий, неумолимо гремевших в глубине Кавказских ущелий и лесов, и не одно любящее сердце трепетно ловило вести, долетавшие на родину из далекого края. Долгие годы длилась борьба – и много, много поглотила она молодых, недозревших сил, преждевременно канувших в вечность…»

 

Война… Конечно, нам сейчас интересны любые воспоминания о той далекой поре. Один из участников Кавказской войны а именно Федор Федорович Торнау, военный, офицер, историк и писатель вспоминал о событиях 1839г. Зимой этого же года он был освобожден из черкесского плена. Два месяца он провел в Ставрополе, восстанавливая утраченные силы и поправляя подорванное в плену здоровье. Здесь же, по приказу военного министра он начал писать записки «Журнал плена» и «Краткий обзор горским племенам, живущим за Кубанью…». Позднее, уже в Петербурге, Федор Федорович предоставил подробный отчет о плене, нравах чеченцев, их образе жизни, императору Николаю I:

«…сели на лошадей и повезли меня накрытого двумя бурками, в ближайший аул. Нас с Абдул-Гани поместили в избу, его приковали цепью, мне наложили на ноги оковы. В этой темнице, имевшей большое сходство с ящиком увеличенного размера, царствовала мгла. В затворе я мог только лежать и сидеть; встать было невозможно. Каждый день растворяли на несколько мгновений дверь, запертую двумя запорами и замком, ставили миску с молоком и кашею, кувшин воды и тотчас затворяли. Все платье, кроме рубашки и штанов у меня забрали. Сверх оков на ногах меня еще приковали по-прежнему за шею. В таком положении я пролежал конец июля, август, сентябрь и октябрь без движения. Что я перенес и передумал в это время известно одному Богу».

Подробно о событиях Кавказской войны, пребывании в плену, замечательных встречах, вы можете прочитать в книге Ф.Торнау «Воспоминания кавказского офицера». Я не спроста начала разговор именно с этой книги, пока еще малознакомой читателю, но очень тесно связанной с нашим дальнейшим разговором.

Готовясь к заседанию, вы прочитали произведение «Кавказский пленник» А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова и Л.Н.Толстого. Наше заседание называется «Страницы литературного Ставрополья», поэтому, давайте перевернем первую страницу:

 

Страница первая

А.С.Пушкин – первый «кавказский пленник»

 

В книге Г. Краснова «Ставрополь на Кавказе» читаем:

«Дальнейшее следование на Кавказ было небезопасно.

       Проезжавшие через Ставрополь, сопровождались вооружённой охраной воинской командой или присоединялись к оказии – транспорту военного имущества, охра-няемого солдатами или казаками с пушкой. Выезжала оказия по утрам. Перед отправкой её в путь с Крепостной горки делали из орудия выстрел. Вдоль дороги через каждые 3-4 версты стояли сторожевые посты, а между ними пикеты. Но и это не всегда оберегало путников от неожиданных налётов. Случались ограбления, а некоторые из едущих на Минеральные Воды попадали в плен к горцам».

Возможно, с такими трудностями ехал на Кавказ Александр Сергеевич Пушкин. Очень часто его называют первооткрывателем Кавказа в русской поэзии. Для него величавая красота гор, романтические пейзажи, бурные события Кавказской войны, жизнь горцев сделались источником тем и сюжетов:

Дробясь о мрачные скалы,

Шумят и пенятся валы,

И надо мной кричат орлы, и ропщет бор,

И блещут средь волнистой мглы

Вершины гор.

Впервые Пушкин был в Ставрополе в мае 1820 года. Он ехал тогда ни Минеральные Воды вместе с семьёй генерала Раевского и останавливался здесь на короткий отдых, а дальше на юг…

На Минеральных водах он как бы очутился в атмосфере преданий и рассказов о действиях русских войск против «немирных» горцев. Конечно же, все повествования изобиловали драмати-ческими историями о мужестве русских солдат и офицеров, попавших в плен к горцам. Конечно, что-то происходило в действительности, но что-то было и вымыслом. И может быть, в каком-то кисло-водском духане, он услышал рассказ старого казака о том, как черкешенка помогла ему бежать из горского плена. Возможно, именно этот рассказ явился сюжетом для поэмы «Кавказский пленник»:

«Казалось, пленник безнадёжный

К унылой жизни привыкал.

Тоску неволи, жар мятежный

В душе глубоко он скрывал.

Влачася меж угрюмых скал,

В час ранней, утренней прохлады,

Вперял он любопытный взор

На отдалённые громады

Седых, румяных, синих гор.

Пушкин был на Кавказе впервые, и, конечно же, величественные горы и природа произвели на него очень глубокое впечатление. Он писал брату: «Жалею, друг мой, что ты со мною вместе не видал великолепную цепь этих гор, ледяные вершины, которые издали, на ясной заре, кажутся странными облаками, жалею, что не всходил со мною на острый верх пятихолмного Бештау…»

Писать «Кавказского пленника» Пушкин начал в августе 1820 года в Крыму, а именно в Гурзуфе. Первоначальное название ее было «Кавказ». Он написал уже большую часть поэмы – почти пятьдесят стихов, но затем отказался от задуманного и начал все заново. Закончив ее, он несколько раз переписывал, переделывал, уничтожал какие-то строки, вставлял новое. Большое внимание он уделил характеру своего главного героя.

? Какие черты характера вы могли бы дать «пленнику» Пушкина?

Александр Сергеевич писал своему приятелю: «Я хотел в нем изобразить это равнодушие к жизни и ее наслаждениям, эту преждевременную старость души, которые сделались отличительными чертами нашей молодежи».

? По вашему мнению, был ли герой «равнодушен к жизни»?

Конечно, в нем живет страстная любовь к свободе, ненависть к рабству. Но, тем не менее, Пушкин был недоволен тем, что характер его «пленника» оказался неудачным. Зато, он считал, что ему удалось в поэме описать Кавказ со всей любовью:

Великолепные картины!

Престолы вечные снегов,

Очам казались их вершины недвижной цепью облаков,

И в их кругу колосс двуглавый,

В венце блистая ледяном,

Эльбрус огромный, величавый,

Белел на небе голубом.  

         (обсуждение поэмы «Кавказский пленник» А.С.Пушкина)

 

«Кавказский пленник» — одна из поэм, которую горячо любил Александр Сергеевич. В письме к поэту Гнедичу он писал:

«…Вы видите, что отеческая нежность не ослепляет меня насчет «Кавказского пленника», но, признаюсь, люблю его сам не знаю за что; но есть в нем стихи моего сердца. Черкешенка моя мне мила, любовь ее трогает душу…»

Поэму «Кавказский пленник» называют итогом первой поездки Пушкина на Кавказ. Вышла она отдельным изданием в сентябре 1822 года. Цензура удалила из посвящения все места, которые намекали на ссылку Пушкина на Кавказ. Но, тем не менее, поэма имела у читателей огромный успех и открыла дорогу произведениям, посвященным Кавказу.

Страница вторая

М.Ю.Лермонтов – «Главная вершина Кавказа»

 

«Как я люблю твои бури, Кавказ! Те пустынные громкие бури, которым пещеры как стражи ночей отвечают!.. На гладком холме одинокое дерево, ветром, дождями нагнутое, иль виноградник, шумящий в ущелье, и путь неизвестный над пропастью, где, покрываяся пеной, бежит безымянная речка, и выстрел нежданный, и страх после выстрела: враг ли коварный иль просто охотник… все, все, в этом крае прекрасно».

Кавказ… Любовь к этому краю Михаил Юрьевич Лермонтов пронес через всю свою, к сожалению, не долгую жизнь. Для него поездка сюда в 1825 году была встречей с краем, который впоследствии занял исключительное место в его творчестве. Вспоминая Кавказ позже, в 1832 году, Лермонтов писал:

«Синие горы Кавказа, приветствую вас! Вы взлелеяли детство мое; вы носили меня на своих одичалых хребтах, облаками меня одевали, вы к небу меня приучали, и я с той поры все мечтаю об вас да о небе…»

Пробудившийся интерес к Кавказу заставлял его беспрестанно пополнять свои познания об этом крае. Это было не трудно, ведь все сведения он мог получать из первых рук: у Михаила Юрьевича было много родственников, живущих на Минеральных Водах. Привезя на Кавказ маленького Мишу, его бабушка, Елизавета Алексеевна Арсеньева всегда останавливалась в доме своей сестры Екатерины Хастатовой в Горячих Водах. Так именовался в то время город Пятигорск. Дом находился в живописном месте, совсем рядом поднимался лесистый склон Машука. Возможно, что эти места волновали воображение мальчика, в темные ночи, после

рассказов родственников о горцах, ему могло чудиться, как по тайным тропам идут «немирные» черкесы с закутанными башлыками лицами, пробираются в русский предел, ведут в поводу привычных к горам лошадей… Лермонтов вспоминал об этом времени:

«Часто во время зари я глядел на снега и далекие льдины утесов; они так сияли в лучах восходящего солнца, и в розовый блеск одеваясь, они, между тем как внизу все темно, возвещали прохожему утро. И розовый цвет их подобился цвету стыда…».

И, конечно же, Мишу окружали коренные кавказцы всех возрастов – обстрелянные в боях, пропахшие порохом, запросто, в повседневной речи, называвшие людей с легендарными биографиями, описывавшие битвы, участниками которых они были. И в обращении к Кавказу Лермонтов пишет:

«…Люди, как вольные птицы, живут беззаботно; война их стихия; и в смуглых чертах их душа говорит, в дымной сакле, землей иль сухим тростником покровенной, таятся их жены и девы и чистят оружье, и шьет серебром – в тишине увядая душою…»

Еще в 18 веке Кавказ начал вызывать живейший интерес у писателей, исследователей, историков, стали появляться многочисленные научные труды, работы исторического характера, описания путешествий. Кавказ привлекал внимание тех, кто искал вдохновенья, образцы героизма, источники легенд и мифов. Кавказ начал постепенно входить в художественную литературу, и огромную роль в этом сыграл Александр Сергеевич Пушкин и его поэма «Кавказский пленник». В ней все – таинственный Восток, древние культуры, давно ушедшие, или еще продолжающие жить, народы, происхождение которых уходит в глубь тысячелетий. Именно эта поэма Пушкина оказала на творчество молодого Лермонтова большое влияние.

1828 год, Мише – 14 лет, но из под его пера уже выходят строки его первой поэмы:

В большом ауле, под горою,

Близ саклей дымных и простых,

Черкесы позднею порою

Сидят – о конях удалых

Заводят речь, о метких стрелах,

О разоренных ими селах;

И с ними как дрался казак,

И как на русских нападали,

Как их пленили, побеждали.

Курят беспечно свой табак,

И дым, виясь, летит над нами,

Иль, стукнув шашками своими,

Песнь горцев громко запоют.

Написана поэма была под сильным впечатлением от пушкинского «пленника». Вы прочитали оба произведения, и конечно заметили между ними сильное сходство. «Кавказский пленник» Лермонтова соприкасается с поэмой Пушкина очень свое-образно. Давайте вспомним поэму Михаила Юрьевича.

? Каков ее основной сюжет? Как он перекликается с поэмой Пушкина?

(обсуждение произведений)

Русский попадает в плен к черкесам, полюбившая пленника черкешенка помогает ему бежать из плена. Действительно, сюжет обеих поэм одинаков. Некоторые строки Пушкина целиком вошли в поэму Лермонтова, другие изменены. Но, тем не менее, Михаил Юрьевич ищет различия с пушкинской поэмой, а не сближения. Он старается дать собственный поворот и теме, и сюжету:

Сквозь листья дождик пробирался;

Вдали на тучах гром катался;

Блистая, молния струей

Пещеру темну озаряла.

Где пленник бедный мой лежал,

Он весь промок и весь дрожал…

 

Гроза помалу утихала;

Лишь капала вода с дерев;

Кой-где потоки меж холмов

Струею мутною бежали

И в Терек с брызгами впадали…

А сейчас, мы перевернем еще одну страничку.

 

Страница третья

«Кавказ – литературная колыбель Л.Н.Толстого»

 

Льва Николаевича Толстого называют «третьим кавказским пленником». Он приехал на Кавказ совсем молодым человеком 23 лет, который не знал чем занять себя, он искал перемен в жизни. А вот уезжал он через некоторое время уже известным писателем.

1851 – 1854г.г. – всего два с половиной года жизни на Кавказе, он называл этот период «мучительным и хорошим временем; и все, что я нашел тогда останется навсегда моим убеждением…». Ехал он на Кавказ вместе со своим братом Николаем Николаевичем, который служил в артиллерии. В это время Толстой ни малейшего представления не имел о Кавказе:

«Когда-то в детстве я читал Марлинского, и разумеется с восторгом, читал тоже не с меньшим наслаждением кавказские сочинения М.Ю.Лермонтова. Вот все источники, которые я имел для познания Кавказа…»

Жил Лев Николаевич в станице Старогладовской на левом берегу Терека. Здесь он прикоснулся к обыденной жизни гребенских казаков, вместе с братом принимал участие в военных походах, ходил на учения, охотился, беседовал с казаками и мирными чеченцами.

Через много лет он говорил, что Кавказ стал для него настоящей школой жизни, здесь он впервые соприкоснулся с войной. Конечно же, участвовал в походах, боевых действиях, сам не раз подвергался опасностям.

Среди знакомых Толстого было много горцев – чеченцев, он интересовался их жизнью, песнями, записывал многое, слушал рассказы о кавказской войне. Сама жизнь Толстого, интересные встречи давали ему богатейший материал для его произведений. Здесь впервые ему открылся весь ужас войны и он изобразил ее так, как видел сам – страдания, боль, кровь, смерть.

Один из знакомых Льва Николаевича так вспоминал:

«Чеченец Садо, друг Толстого, с которым ехал Л.Н.-ч, был его большим другом. И незадолго перед тем они поменялись лошадьми. Садо купил молодую лошадь. Испытав ее, он предоставил ее своему другу Л.Н-чу, а сам пересел на его иноходца, который, как извест но, не умеет скакать. В таком виде их и настигли чеченцы. Л.Н-ч, имея возможность ускакать на резвой лошади своего друга, не покинул его. Садо, подобно всем горячим горцам, никогда не расставался с оружием, но, как на беду, оно не было заряжено. Тем не менее, он нацелил им на преследователей и, угрожая, покрикивал на них. Судя по действи-ям преследовавших, они намеревались взять в плен обоих, особенно Садо для мести, а потому не стреляли. Обстоятельство это спасло их. Они успели приблизиться к Грозной, где зоркий часовой издали заметил погоню и сделал тревогу. Выехавшие навстречу казаки принудили чеченцев прекратить преследование»

И еще один эпизод, произошедший уже с одним из офицеров, служивших вместе с Толстым, но происшедший у него на глазах поразил Толстого. О нем вы можете прочитать в книге А.Г.Островского «Молодой Толстой». Все эти события послужили основой для написания Львом Николаевичем рассказа «Кавказский пленник».

Толстой написал этот рассказ для «Азбуки» — учебной книги для детей, которую он выпустил в свет через 20 лет после отъезда с Кавказа, в 1862 году. В 1859 году он создал в своей усадьбе Ясная Поляна школу для крестьянских детей. Его «Азбука» в то время была настольной книгой, по которой учились грамоте несколько поколений детей. Сам рассказ был написан, как говорил Толстой «красиво, коротко, просто, а главное, понятно и ясно». Рассказ написан с таким художественным совершенством, что с первых же строк безраздельно завладевает вниманием читателя. Часто «Кавказского пленника» называют рассказом «про Жилина и Костылина». Поэтому первый вопрос такой:

?   О чем этот рассказ? Почему мы можем назвать его «про Жилина и Костылина». Какой из персонажей более симпатичен вам, почему? Перекликается ли рассказ с одноименными произведениями Пушкина и Лермонтова?

Вы правы, сравнивая поступки, поведение главных героев, особенно в трудные минуты, в сложной ситуации, даже сравнивая их внешний облик, мы отдаем свои симпатии Жилину – человеку простому, честному, храброму, и главное стойкому в беде.

 

?   Какие эмоции вызывает у вас Костылин. Порассуждайте.

Идет тяжелая, кровопролитная Кавказская война, на горных крутых склонах, на лесных дорогах, в ущельях, на переправах рек горцы устраивали многочисленные засады, брали русских солдат и офицеров в плен, многие потом никогда уже не вернулись на Родину.

И так, Лев Николаевич Толстой – «третий кавказский пленник». Через всю свою жизнь он пронес воспоминания о Кавказе, писал рассказы, повести, вспоминал:

«18 февраля на Кавказе я наводил пушку, а в это время неприятельская граната ударила в обод колеса этой пушки, изогнула колесо, а мы все остались целы. Это было дело, которое у меня описано в рассказе «Рубка леса». Потом уже вечером, страшно усталые, мы ехали, и опять раздавались выстрелы, и как трудно было снова поднять свои уже опустившиеся нервы, чтобы быть бодрыми в виду опасности».

Через много лет Лев Николаевич будет вспоминать молодые годы, проведенные здесь, самые лучшие и светлые воспоминания его принадлежат Кавказу. В возрасте 78 лет, в 1906 году, он пишет одному из близких знакомых: «Сегодня 53 года, как неприятельское ядро ударило в колесо той пушки, которую я наводил. Если бы дуло пушки, из которой вылетело ядро, на 1/1000 линии было отклонено в ту или другую сторону, я был бы убит».

И последняя выдержка из переписки Льва Николаевича:

«Пришло время, что жизнь начала терять свой смысл. Я был одинок и несчастлив живя на Кавказе. Я стал думать так, как только раз в жизни люди имеют силу думать. Это было мучительное и хорошее время. Никогда, ни прежде, ни после, я не доходил до такой высоты мысли, не заглядывал туда, как в это время, продолжавшееся два года».        

И так, мы с вами закончили обсуждение произведений трех «великих кавказских пленника». Вы помните, что я начала свой рассказ с «Воспоминаний кавказского офицера» Федора Торнау. И вы, конечно же поняли теперь, почему именно строки из этого произведения прозвучали сегодня. Федор Федорович сказал очень хорошие и ценные слова:

«Военную историю пишут обыкновенно, по прошествии многих лет, люди, не участвовавшие в описываемых делах, не испытавшие военных трудов, ощущений, волнующих душу на поле битвы, и почерпающие описание фактов из сухих официальных донесений. Для них участники в былых победах имеют значение мертвой цифры. Если бы они знали, через какие обстоятельства прошли эти деятели былого времени, каким раздирающим душу впечатлениям они подверглись, какие страдания они испытали; как бы они иначе судили факты и более ценили людей, боровшихся со смертью, исполнявших свой долг солдата».

(Подведение итогов заседания клуба)

 

 

 

 

1.      Азарова, Н.И. , Горохов, М.М. Жизнь и творчество Л.Н.Толстого, «Выставка в шко-ле». – М.: «Дет. лит.», 1978

2.      Иванова, Т.А. Лермонтов на Кавказе. Эссе. – М.: «Дет лит.», 1975

3.      Кавказские Минеральные воды: Альманах «Памятники Отечества» №49. – М.: АО «Молодая гвардия», 2001

4.      Лермонтов, М.Ю. Кавказские поэмы. – М.: Дет. лит., 1989

5.      Островский, А.Г. Молодой Толстой. В записках современников. – М.: «Аграф», 1999

6.      Пушкин, А.С. Поэмы. Драматические произведения. – М.: Новатор, 1996

7.      Толстой, Л.Н. кавказский пленник. – Москва, 1961

АИРО – ХХ», 2000

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментирование записей временно отключено.